Мы в атаку не ходили
Мы в атаку не ходили
27.01.2014

Мы в атаку не ходили

Об этой удивительной женщине нам рассказал председатель Совета ветеранов войны и труда поселка Соколово-Кундрюченского И.В. Савчук. Мы встретились с Анастасией Анисимовной Шаповаловой, отметившей 13 января свой 90-летний юбилей.

Трудное детство

Родилась Анастасия Анисимовна Стрельникова в селе Кугульта Ставропольского края. Ей рано пришлось повзрослеть: не окончив 8-ми классов, она пошла работать в колхоз, поскольку болел отец, а в семье было четверо детей.
В колхозе Анастасия сеяла, полола, один сезон даже была соломокопнителем на первых комбайнах, потом помогала бухгалтерам: разносила по табелям данные из  ведомости о продуктах, которые получали колхозники.
- Самым тяжелым трудом был, конечно, труд соломокопнителя, - вспоминает Анастасия Анисимовна, -  в мою задачу входило сбрасывать готовые скирды соломы с комбайна. Весь день - на жаре, под палящим солнцем. Когда объявляют короткий перерыв, спускаешься с комбайна и не можешь вздохнуть, нос забит пылью. И так все время уборочной.

Проехала от Союза до Германии….

В войну Анастасия Анисимовна побывала в оккупации, через ее село, не останавливаясь на долгий постой, немцы прошли в августе 1942 года, потому воспоминаний о зверствах фашистских солдат того времени у нашей героини не осталось, они появились позже. 1 сентября 1943 года ее призвали в Красную Армию, из Ставрополя отправили  в железнодорожный полк, который формировался под Курском. Задачей полка было восстановление разрушенных бомбежкой путей. Шпалы и рельсы укладывали чаще мужчины, а  девушки им помогали: красили, белили. После Курска был Брянск, железную дорогу часто бомбили, однажды, когда появился самолет, солдатам приказали уходить в леса и передвигаться лесом, поскольку, если начнется бомбежка, от поезда ничего не останется. А леса на Брянщине болотистые, стояла поздняя осень,  болота покрылись тонким льдом. Этой ледяной воды рядовая Стрельникова набрала полные сапоги.

- Когда вернулись в вагон, солдаты сняли сапоги, выжали портянки, а согреться толком не смогли, - вспоминает Анастасия Анисимовна, - даже печурки в вагоне не было.

И это только один эпизод тягот войны. А сколько их было!

После Брянска был Брест. Здесь у железнодорожного полка попросили помощи колхозники. И более недели рядовая Стрельникова вместе с сослуживцами перебирала картошку.
- В Бресте самой большой проблемой было найти чистую воду, - рассказывает Анастасия Шаповалова, -  заглядываешь в колодец, а вода в нем красная от крови. Отступающие немцы расстрелянных  русских солдат бросали в колодцы.
После Бреста рядовая Стрельникова прошла Польшу, Чехословакию, дошла до Германии

… и расписалась
на Рейхстаге

Победу Анастасия Анисимовна встретила в Берлине. Полк прибыл в столицу рейха, а спустя пару дней объявили о том, что война закончилась.  Анастасия Анисимовна побывала в рейхстаге и оставила на стене автограф. Когда она пришла к рейхстагу, все стены на первом этаже здания уже были расписаны, на верх вела лестница с полуразрушенными ступенями, и, как казалось, она шаталась. Девушка все же решилась подняться на второй этаж по этой ненадежной конструкции и расписалась на стене.

Побывала Анастасия Анисимовна и у знаменитых Бранденбургских ворот. А еще ее восхитил немецкий кинотеатр. Он был таким красивым, отделан чем-то наподобие оранжевого плюша, таких кинотеатров Анастасия Анисимовна больше не встречала.  Когда она с подругам вошла в зал, сидевшие там немцы уступили девушкам в форме места. Шел фильм «В шесть часов вечера после войны». Его показывали с немецкими титрами. Больше этот фильм Анастасия Стрельникова не пересматривала, но и он, и невиданный ранее столичный кинотеатр врезались ей в память на всю жизнь.

Домой

Домой, в село Кугульта, Анастасия Анисимовна вернулась 1 сентября 1945 года. Здесь в 1947 году она встретила своего будущего мужа Якова Андреевича Шаповалова. Он работал директором клуба, куда Анастасия Анисимовна ходила в кино. Так после сеанса и познакомились. Яков Андреевич немного хромал и ходил с палочкой. Те, кто не знали, думали, что правая нога у завклубом повреждена, но на самом деле она была ампутирована выше колена.  Яков Шаповалов потерял ее, подорвавшись на мине на Коптском перевале. 

Семья Шаповаловых вскоре после свадьбы переехала в поселок Соколово-Кундрюченский, здесь жили мать и брат Якова Андреевич.

Яков Андреевич работал в клубе, позже - бухгалтером в школе. Анастасия Анисимовна вела учет в столовой шахты № 43. В семье Шаповаловых росла дочь Дина.

- Я очень любила свою работу, - рассказывает Анастасия Анисимовна, - у меня был красивый, каллиграфический почерк и с цифрами мне очень нравилось работать. Мои документы часто ставили в пример другим работникам, как самые аккуратные и верно заполненные.

В 1978 году умер Яков  Андреевич. Через год Анастасия Анисимовна вышла на пенсию.

Сейчас у Анастасии Анисимовны Шаповаловой есть дочь, двое внуков и двое правнуков, один из которых недавно отслужил и вернулся домой из армии. Наша героиня всем, чем может, старается помочь своим детям и  внукам.

- А если бы я была молодая, - делится своими размышлениями Анастасия Анисимовна, - то непременно потратилась бы и купила себе роскошное платье, такое красивое,  чтобы ни у кого такого не было. В молодости я не могла себе этого позволить, работала в шахтерской столовой с зарплатой в 27 рублей, а пенсию мне назначили 60 рублей 5 копеек. Я обратилась к председателю Совета ветеранов Алексею Федотовичу Баканову, и он помог восстановить справедливость. Мне и еще нескольким ветеранам назначили повышенную пенсию как участникам войны. 

Редакция газеты «Знамя шахтера» от всей души поздравляет Анастасию Анисимовну с юбилеем, желает ей здоровья, долгих лет жизни, а также любви и понимания близких.
 

Количество просмотров: 549
Комментарии

Возврат к списку