Если ты полюбишь Север - не разлюбишь никогда!
Если ты полюбишь  Север -   не разлюбишь  никогда!
24.06.2016

Если ты полюбишь Север - не разлюбишь никогда!

Первым в него влюбился глава семьи Жуковиных, Станислав Николаевич. Поехал на Шпицберген подзаработать, там и «заразился» этим северным вирусом. Потому-то в родные южные края даже возвращаться не стал — сразу поехал в Воркуту. А вслед за ним туда приехала и его жена Галина с дочерью.

Из тех суровых краев Жуковины вернулись давно. Уже нет в живых Станислава Николаевича. Но у Галины Константиновны впечатления о тех 10 годах жизни на Севере до сих пор самые яркие, самые лучшие. И пусть климат там был суров, с морозами за минус 50, обжигающими ветрами и пургой, но красота полярного края, его бесконечный простор не сравним ни с чем. И люди, с которыми довелось работать и жить, совершенно особенные. Галина Константиновна удивляется - туда съезжался народ из разных концов, а атмосфера была по-особому душевная, доброжелательная. Плохих людей там не было. Эта «особенность» сегодня проявляется даже в социальных сетях - стоит кому-то выложить снимок либо какую-то новость из Воркуты, на нее тут же откликаются десятки человек, знакомые и незнакомые. И даже те, кто не живет в тех краях уже много лет, в один голос вторят друг другу: «Как же хорошо там было!»

…Конец мая. Начинается полярный день. Солнце всходит и не садится за горизонт. Всякое представление о времени теряется - стрелки часов крутятся, а утро остается всегда. Люди, как кроты, после долгой полярной ночи щурятся яркому свету. Вокруг еще белым-бело, а народ уже идет загорать. Северное лето короткое. В сентябре уже ложится первый снег. На смену полярному дню приходит полярная ночь. И то же странное ощущение времени - только теперь не наступает утро, как ни крути стрелки часов.

- Вообще, там две зимы - зима белая и зима зеленая, - рассказывает Галина Константиновна. - Там нет, как у нас, межсезонья. Свой цвет тундра меняет в одну ночь. Вечером еще снег лежал, с утра смотришь - уже все зелено. Природа там красивейшая, - вспоминает она. - Иван-чай цветет - тундра будто розовым покрывалом укрывается! Ромашки такие большие! Грибов, ягод - вдоволь!

- Правда, наслаждаться местными красотами назойливо мешали комары и невидимые глазу мошки. Но бороться с ними могли и тогда - от кровопийц хорошо помогал одеколон «Гвоздика», запах которого отпугивал их за версту.

- Погода там всегда была хорошая, - продолжает рассказывать Галина Константиновна. - Говорят, там холодно. Нет, это здесь холодно. Там воздух сухой, поэтому даже минус 50 не чувствуется так, как южная сырая зима с плюсом на градуснике. Хотя украшения все же приходилось снимать - чтобы к телу не примерзали...

Быт там был устроенным. 28 -тысячное население поселка Северного знало друг друга чуть ли не в лицо. Было чем заняться и детворе, и взрослым: кружки, секции, художественная самодеятельность, бассейн. Зимой - лыжи. Летом - рыбалка, грибы-ягоды. И круглогодично - книги. Народ в Воркуте книгами болел. Выписывали их, а едва завидев машину возле книготорга, бежали за новинками.

… Северные края всегда были раздольем для грибников. Чтобы набрать хороших грибов, приходилось ехать поездом три часа южнее Воркуты. Там уже начиналась тайга. Заблудиться в ней можно было запросто - кругом все зеленое, никаких ориентиров. Но Станислав Николаевич частенько ходил по грибы, привозил их целыми ведрами. Один из таких походов для него закончился печально - его зацепило проходящим поездом. Травму он получил серьезную, много месяцев провел в больнице. И тогда Жуковины приняли решение вернуться на родину, в Новошахтинск. Но их хватило всего на полтора года. В Север они были влюблены уже всей семьей, и тоска по суровому, но уже ставшему родным, краю снова позвала их в дорогу. Хорошо, было куда возвращаться - оставалась квартира, Галина Константиновна вернулась в свою медсанчасть, где работала лаборантом, муж - на шахту «Северная», только работал уже не грозом в лаве, а на поверхности. В 1997 году их ждала очередная беда. Случилось несчастье с сыном, и им снова пришлось вернуться в Новошахтинск. Очень скучали по тем краям.

- Но возвращаться уже было не к чему, да и ни к чему, - рассказывает Галина Константиновна. - В Воркуту, чего скрывать, мы ехали, чтобы заработать. Но кризис в угольной отрасли там наступил еще раньше, чем в Донбассе. Зарплату не платили по нескольку месяцев. Шахтерам давали тормозки - 2 яйца, хлеб, чуть-чуть копченой колбасы. А они домой его приносили детям. Поэтому те, у кого была возможность уехать, потянулись обратно...

Она до сих пор живет воспоминаниями о тех краях. Общается с коллегами, знакомыми, которые по-прежнему живут там. Следит за новостями. Недавно со всей страной переживала за шахтеров и горноспасателей, погибших при взрыве на шахте «Северная» - той самой, где работал ее муж. Среди погибших был внук ее бывшей коллеги — его имя они прочитала в скорбном списке.

В 2003 году она побывала там снова. С удовольствием походила по тем местам, где прожила 10 лет. Может, Воркута уже и не та, что была раньше. Но ее сердцу она дорога по-прежнему.

Количество просмотров: 539
Комментарии

Возврат к списку