Это была адская работа…
Это была адская работа…
24.06.2016

Это была адская работа…

На этот решающий шаг Александра Дмитриевича Лагодина толкнула вопиющая несправедливость. Он очень мечтал купить мотоцикл. Выстоял многолетнюю очередь. И вот уже его фамилия была в числе первых на покупку, и он в мыслях отмечал ее, как вдруг выяснилось, что не первый он, а 12-й. И так ему стало досадно!

А тут из Якутии, из Нюрбы, вернулся сосед А.Д. Лагодина. Он рассказал, что в знаменитой Амакинской экспедиции формируется новая партия. И Александр Дмитриевич, не долго думая, рассчитался с шахты и поехал на заработки.

1 августа 1973 года он прибыл в Нюрбу, город на левом берегу реки Вилюй, в 812 километрах от Якутска. В те годы Нюрба являлся центром разработок алмазных месторождений и был основным местом пребывания Амакинской геологоразведочной экспедиции, или «Амакинки», как её называли. Созданная в 1949 году, «Амакинка» принесла стране богатейшие месторождения алмазов и уникальных алмазоносных россыпей, которые прославили Якутию на весь мир.

Туда ехали по разным причинам - кого-то манила возможность заработать, кого-то - романтика и жажда приключений. Но всех встречали суровые будни. И работа, которую Александр Дмитриевич потом назвал адской.

В дороге до Нюрбы с ним были еще двое. По пути не выдержали - вернулись назад. В самом Нюрбе местные его тоже отговаривали от этой авантюры. Но Александр Дмитриевич был стоек. В тот момент там формировалась очередная поисковая партия, и А.Д. Лагодину пришлось сопровождать оборудование, которое на барже сплавляли по реке Лене к месту, где базировалась поисковая партия.

Александр Дмитриевич вспоминает:

- Плыли к месту на 50-тонной барже. Никогда не думал, что волны на реке могут быть такими большими! Плыли долго - трое суток, потом еще суток двое выгружали оборудование. Снегу было по колено, это в сентябре-то! Мне досталось бить два шурфа. Один из них был показательным - из него доставали больше всего алмазов. Зато и контроль был, как ни за кем другим, начальство постоянно ко мне наведывалось. Шурф по каждому сантиметру принимали, выработанную массу, каждый ее куб, складывали отдельно, накрывали брезентом и потом отвозили на алмазную фабрику. Туда тоже просто так не зайдешь, нужно обязательно помыть обувь и на входе, и на выходе - вдруг случайно (или неслучайно) на алмаз наступишь, и он на подошве останется. А когда сходил лед на реке, алмазы запросто можно было найти в песке на берегу. Но тех, кто пытался их подбирать, выгоняли без разговоров. … У нас пшеницу не собирают так, как там алмазы... Все очень строго. Однажды, начав бить шурф, наткнулся на тело человека. Видимо, охотник замерз, его сверху снегом присыпало. Лет 25 он там пролежал. Я хотел чуть в сторону от метки отступить, чтобы тело обойти. Не разрешили - где колышек вбит, строго там шурф и нужно было бить. Пришлось доставать мертвеца...

Работа, вспоминает Александр Дмитриевич, была невыносимо тяжелой. Без выходных, морозы градусов 70, даже солярка замерзала. Но он работал честно, на совесть. Отличившихся награждали значком Амакинской экспедиции - такого же удостоился и он.

Отработав несколько месяцев, Александр Дмитриевич махнул рукой: «Все, не хочу больше, устал!» - и улетел назад в Нюрбу. Первые три дня отсыпался, а потом пошел работать дизелистом. Приспособился быстро, и даже понравилась ему жизнь в суровых условиях. «Там самое главное - выдержать, - говорит он. - Морозы, много работы, полярная ночь. Лед тает только в июне и июле...».

Там, где он жил и работал, на всю округу было всего 10 домиков. Досуга никакого, хотя на него и времени не оставалось. Работали днями напролет. С нетерпением ждали короткого лета, которое приносило единственное развлечение - рыбалку. Таймень в реке Молодо водился такой - килограммов на 50! Одной икры, бывало, два ведра набирали.

… Уезжал назад домой Александр Дмитриевич охотно - хоть и привык, и нравилось ему там, и оставляли его, но по своим скучал сильно. На память ему подарили собачью шапку, которую он хранит до сих пор. Вернувшись в Новошахтинск, А.Д. Лагодин снова пошел работать в шахту. У него из 42 лет общего стажа, 36 - угольный.

… А мотоцикл, кстати, он так и не купил...

Количество просмотров: 604
Комментарии

Возврат к списку