26 апреля исполнилось 35 лет аварии на Чернобыльской АЭС: вспоминать тяжело. забыть невозможно
26 апреля исполнилось 35 лет аварии на Чернобыльской АЭС: вспоминать тяжело. забыть невозможно
26.04.2021

26 апреля исполнилось 35 лет аварии на Чернобыльской АЭС: вспоминать тяжело. забыть невозможно

На место аварии были брошены огромные людские силы и техника. Проводилась работа по недопущению повторного взрыва. Люди работали, не жалея себя, получая дозы радиации. На долю ликвидаторов выпала самая опасная и тяжелая работа. Среди них были и наши земляки, новошахтинцы, всего 186 человек. К сожалению, уже более 130 из них ушли из жизни, остальные стали инвалидами.

«ПОКА МЫ ЖИВЫ, МЫ В СТРОЮ!»

Так говорят одни из немногих участников тех событий, оставшихся в живых.

Накануне скорбной даты корреспондент газеты «Знамя шахтера» встретился с ликвидаторами аварии на ЧАЭС, которые рассказали о времени, проведенном в Чернобыле, и задачах, которые они выполняли. Передо мной трое взрослых, умудренных опытом, с посеребренными сединой волосами, мужчин: Владимир Ильич Журавлев, Петр Александрович Рытиков и Виктор Николаевич Атышкин. Всех их объединяет одно — в их судьбах был период, когда они рисковали своими жизнями ради спасения человечества. Вот что они рассказали о событиях тех лет.

В.И.ЖУРАВЛЕВ: «МНЕ БЫЛО НЕ ПО СЕБЕ»

- В Чернобыль я попал в сентябре 1987 года. Мог там оказаться и раньше, в конце 1986 года, но тогда меня «отпросил» бригадир шахты имени Ленина, на которой я в то время работал. Зима в том году выдалась очень снежной, а я работал машинистом бульдозера, расчищал дороги от снега, чтобы был подъезд к шахте и она могла нормально функционировать. 20 сентября 1987 года за мной приехали домой, чтобы отправить в Чернобыль. Когда туда приехал, было не по себе: вымерший город, нет никого, даже собак. Первые две недели работал на станции по пять минут: убирал мусор со склада ядерных отходов, недалеко от саркофага. Получил свою дозу облучения и больше на крышу не поднимался. Мы ждали тех, кто нас сменит, а пока смена не прибыла, нашу бригаду отправили по деревням перекрывать крыши. Некоторые здания сносили, так как радиация зашкаливала. Когда пришла пора уезжать домой, это был лучший момент в моей жизни. Врагу не пожелаешь все это увидеть и испытать! Когда вернулся домой, вновь пошел работать на шахту. А потом подкосило здоровье, и меня отправили на пенсию. Время, проведенное в Чернобыле, не пощадило, но мы тогда честно исполнили свой долг и сделали все возможное, чтобы трагедия не повторилась. 

В.Н. АТЫШКИН: «ПРЕДСТАВЛЯЛ ПОСЛЕДСТВИЯ ТАКОЙ АВАРИИ»

- В Чернобыль я попал в конце 1986 года. Меня призвали из Севастополя, где я тогда жил. Помню, как в местные детские лагеря привозили ребят из зоны аварии, на них было страшно смотреть. Я служил в роте химической разведки, где был дозиметристом, и мне было не много известно о возможных последствиях таких аварий. Каждый день ездили по разным территориям и замеряли уровень радиации. Ездили по деревням, откуда уехали местные жители. Скажу, что степень заражения отличалась в разных местах. Удивительно, но там, куда эвакуировали жителей из зоны отчуждения, уровень радиации был даже выше, а потому некоторые возвращались обратно. Позже дежурил на КПП на въезде в город, проверял автомобили. Те, которые сильно фонили, либо отправлял в отстойник, либо и вовсе не пускал. Мне трудно было смотреть на безрассудность людей, совершавших порой не-обдуманные поступки. Некоторые пытались взять с собой что-то на память, например, делали из мельхиора медали или ножички. Они не понимали, что там все заражено, и, положив такой нож в карман или повесив медаль на грудь, можно было получить смертельный ожог. Нам говорили - ничего не брать, быть очень осторожными. Я думал об одном: дома остались родные и близкие, и что с ними станет, если не остановить ту угрозу, которая нависла над человечеством?

П.А.РЫТИКОВ: «СТРАШНО БЫЛО ПЕРВЫЕ ДВА ДНЯ»

- Когда пришла повестка из военкомата, не сомневался, что надо ехать. Воспитан так был, что, если где-то случилась беда и нужна моя помощь, надо быть там. Хотя признаюсь, что в первые два дня моего пребывания в Чернобыле было страшно и непривычно. Работал на специальной бронированной машине, предназначенной для вывоза радиоактивных обломков четвертого энергоблока. Вывозили весь мусор на специальный могильник, потом засыпали его, позже бетонировали. Из защиты на нас были только респираторы да дозиметры-накопители. Одеты мы были в обычную военную форму, правда, каждый раз после душа нам выдавали новую. Работали посменно, на судьбу не жаловались, понимали, что очень сильно подрываем свое здоровье, но выполняем важную миссию в деле ликвидации последствий аварии. Много рассказывать о тех событиях не люблю, но один момент все же запомнился. Когда уезжали из Чернобыля, проходили проверку на внутреннее заражение. Помню, как один из тех, кто проверял нас, сказал: «Вы получили немалую дозу радиации, и тот из вас, у кого слабый иммунитет, к сожалению, долго не проживет». Наверное, у меня сильный иммунитет, раз я до сих пор жив (грустно улыбается).

Автор новости: Денис Забнин

Количество просмотров: 312
Теги: Чернобыль, люди города, жители Новошахтинска
Комментарии

Возврат к списку